Загружаю…
 





РЕКОМЕНДУЕМ
дизайн интерьера

 

СТАТИСТИКА

Free Counter

Bookmark and Share

free counters

«МЫ - МАЛЕНЬКИЕ РЫБКИ»  

Выставка Елены и Владимира Григорьян «Мы - маленькие рыбки»

Книга Бытия гласит:
«И сотворил Бог рыб больших и всякую душу
животных пресмыкающихся, которых произвела вода,

по роду их…И был вечер, и было утро: день пятый».

      Это библейское изречение можно вывесить над входом выставки замечательных алматинских художников Владимира и Елены Григорьянов.  В атмосферу глубокой и таинственной древности вводят нас их работы, посвященные философско-богословскому размышлению о Рыбе, как многозначном универсальном символе, эмблеме раннего христианства. Творчество художников в основном посвящено библейской тематике - в изобилии представлены сюжеты Ветхого Завета. Но сегодняшний вернисаж полностью навеян духом Нового Завета, за исключением трех работ Владимира Григорьяна: «Начало», «День пятый» и «Наречение». Сами названия говорят об их ветхозаветном источнике: начало мира, сотворение в пятый день Рыб и наречение Адамом именами животных по повелению Бога.

      Образ Рыбы восходит ко временам, когда святые апостолы уже совершили дело своей проповеди на земле, утвердив Церковь Христову посреди языческого мира, подобного морской пучине, в которой странствовал когда-то Ноев Ковчег,  явившийся прообразом Церкви.  После себя они оставили преемников, рукоположенных ими в священный сан - это были их ближайшие ученики, именуемые апостольскими мужами.   До эпохи Константина ( 4 в.) христианская вера  находилась вне закона и первые последователи Христа претерпевали многократные гонения от римских императоров, поэтому богослужения совершались тайно в подземных помещениях - катакомбах, где христиане хоронили своих мучеников, на гробах которых совершалась Евхаристическая жертва.  К первому мученическому периоду истории Церкви христианской древности, начинающейся примерно 100-м г. н.э. и продолжающейся до 750 г. н.э., относится катакомбная живопись. Хотя после того, как Сын Божий вочеловечился, показав нам в Себе Образ Невидимого Бога, снимая тем самым ветхозаветный запрет на начертания священных изображений и стало возможным писать Божий Лик на основании слов Христа: «Видевший Меня, видел и Отца Моего», раннее христианское изобразительное искусство, выразившееся в катакомбных фресках  и росписях, было символическим. Несмотря на то, что Богочеловечество Христа как бы отменяло Его старые символические изображения, подобные Единорогу с Девой, но Новому Завету присуща своя символика, возводящая к определенным истинам, выраженным словесно самим Богочеловеком. Язык символов был необходим Древней Церкви, ибо вера Христова была преследуема.  Это стало одной из причин, почему поначалу христианское искусство родилось как условное; образы и знаки его должны были быть понимаемы только  посвященными - верными.

      Самыми значимыми символами катакомбной живописи явились агнец и рыба - их можно увидеть уже на картинах вместе с фигурами рыбака и Доброго Пастыря. Символ рыбарей-апостолов это удящий рыбак, потому что Иисус сказал своим ученикам: «Будете ловцами человеков». Жизненная стихия рыб - вода - толковалась в смысле вод Крещения.

      Рыба первоначально символизировала человека, принявшего Крещение, но позже она стала уже устойчивым символом Самого Христа. Как свидетельствуют Отцы Церкви, этот новый символ был принят благодаря тому, что из начальных букв греческих слов «Иисус Христос Сын Божий Спаситель» составляется слово ИХТИС, что в переводе греческого означает «рыба». Таинствeнноe значeниe,  приписываeмоe пяти буквам, составляющим это греческое слово побудило христиан принять изображeниe рыбы, как тождественное самому слову. Христос-Рыбарь уже во втором вeкe воспeвался в гимнe Климeнта Алeксандрийского, а человек,  уловляемый Его проповедью символизировался рыбой:

                                                        Рыбарь всeх смeртных,
                                                        Тобою спасeнных
                                                        В волнах нeприязнeнных
                                                        Из моря нeчeстия;
                                                        Рыбы чистыя
                                                        Сладкою жизнию уловляющий.

           Древний христианский писатель Тeртуллиан Христа уподобляет даже не Рыбарю, но самой Рыбе с большой буквы и вода в его толковании ассоциируется не с житейским неприязненным морем, но с тем, что рождает жизнь; она непосредственно связана с Большой Рыбой-Христом и в этом контексте мы все становимся маленькими рыбками. Эти две духовные составляющие можно соотнести с Церковью, как Телом Христовым и нами, членами этого Тела: "Мы рыбки, прeдводимыe нашим ИХТИС, в водe рождаeмся, и, нe иначe как в воде прeбывая, будeм спасeны".  В этих словах прямая перекличка с названием одной из картин Елены Григорьян: «Мы маленькие рыбки». Изображeния этого  загадочного и пребывающего в молчании существа, привлекавшего человека с самой христианской древности, можно увидеть на христианских памятниках ранних веков:  в нижнeй части надгробной плиты, или же на одном из боков eе, возлe самой надписи на камне. В одной киренской катакомбе встречается изображение образа Доброго Пастыря, держащего на плечах заблудшую овцу; вокруг Него видим семь агнцев, а над Ним - семь рыб. Агнцы и рыбы явно символизируют христианскую общину.

           Владимир и Елена ясно понимают содержание духовного материала, к которому и нас хотят приобщить. Они хорошо знают историю. Такое творчество я бы определил как «умное делание». В нем ощущается молитва и тихое умиротворенное созерцание. Стиль их живописи аскетичен и прост, подобно образцам раннего церковного искусства.

           Вырисовываются величественные, строгие, но в то же время ласково-детские лики апостолов. Елена в одной из своих работ представляет себе Апостола, непременно держащего в руках рыбу, и это совершенно оправданно. В древнем церковном искусстве не существовало никаких икон - они появились гораздо позже - в постконстантиновскую эпоху, но тем и оригинален и неповторим художественный мир, представший перед нами на выставке. Художники бережно и целомудренно в образах и красках передают дух Царства Божьего, Которое не от мира сего. Они показывают то невидимое прекрасное, что скрыто за символами и только подразумевается. Их искусство всецело христианское, но  оно не повторяет русскую традицию Феофана Грека и Андрея Рублева, где господствует православный иконографический канон, рожденной византийским исихазмом.  Это творчество отличается и от западно-европейской религиозной живописи Средневековья и Возрождения. В нем угадывается дух древнего армянского христианства, с особой силой выраженного в поэзии великого поэта-инока Григора Нарекаци.

    Глядя на различные образы рыбок, восходишь умом к рисункам на стенах катакомб, в которых первые христиане скрывались от гонителей и где на гробах мучеников  совершалась Литургия.  Обратим внимание, что «Семисвечник» в работе Елены держится на Рыбе и евхаристическая чаша в верхней своей части тоже может иметь очертания рыбы, если смотреть на нее глазами художника. Но ведь и этот взгляд не случаен. Рыба, помимо того, что она символизирует человека, принявшего святое Крещение и Самого Спасителя, она еще таинственно напоминает о Евхаристической Жертве, что напрямую связано с символом Христа-Рыбой. Как писал во 2-м веке Аверкий Иерапольский: «Вера всегда была моим водителем и дала мне в пищу великую Рыбу» ( т. е. Тело Христа, скрыто преподаваемоеверующим в Таинстве Причащения). В древнем памятнике вечеря первых христиан описана таким образом: шестеро участников вечери возлежат за полукруглым столом. На правой стороне стола восседает мужчина с бородой, видимо, предстоятель, преломляющий хлеб. Радом с ним стоит чаша, а дальше от нее две тарелки с двумя рыбами и пятью хлебами; по обеим сторонам изображены коробы, до краев наполненные хлебом - слева четыре и справа - пять. Коробы, как и тарелки с хлебами и рыбами, однозначно  указывают на чудо насыщения Христом народа, и в чуде этом Древняя Церковь видела образ Евхаристической трапезы. Художественная мысль Владимира и Елены Григорьян, импровизируя фантазию на тему Рыбы, совершенно четко подчеркивает единство людей «маленьких рыбок» во Христе - Большой Рыбе.

          На одной из работ в солнечно-золотых, почти огненный тонах мы снова видим образ апостола, сидящего в лодке и забрасывающего сети в море, что дает вспомнить рыбарей из Евангелия, которых Христос призвал на служение, сделав их «ловцами человеков».

           К выставке «Мы маленькие рыбки» примыкает и другая, «ангельская».  Здесь в основном представлены работы Владимира Григорьяна. Поистине, его ангелы вызывают чувство умиления. В работах раскрывается вся забота наших хранителей о нас. Они настолько оказываются близки человеческому миру, что почти сливаются с ним.  Вот один из них сидит в арке окна высокого храма, как можно догадаться, и смотрит на город,  распростертый внизу, буквально лежащий под его крыльями. Во взоре читаем некоторую утомленность, но, несмотря на нее,  ангел бдителен и зорок, и в любой момент готов прийти на помощь.  Другой так уже устал, что его сморил сон и он лег немного прикорнуть прямо на скамейку в парке между двумя каменными львами. За его спиной виднеется три дерева, видимо, символизирующих Святую Троицу.  А вот третий ангел едет по деревне на  простой колеснице, в руках у него труба, которую он держит перед своими устами. Звучит гимн, благовествующий всеобщую радость во Христе.

 

Владимир Ковалев
http://www.davidsbuendler.kz/