Загружаю…
 





РЕКОМЕНДУЕМ
дизайн интерьера

 

СТАТИСТИКА

Free Counter

Bookmark and Share

free counters

            Владимир Григорьян

Родился в 1961 году в Баку. Окончил художественно-графический факультет Алмаатинского педагогического института им. Абая. Занимается живописью, графикой, керамикой. Участник международных выставок и проектов. Имеет персональные выставки.

Работы художника находятся в экспозициях и фондах государственных музеев и частных собраниях коллекционеров в Казахстане, России, США, Англии, Израиле, Австрии, Италии, Венгрии, Австралии, Индонезии.

Керамика в творчестве Владимира, с одной стороны, естественное продолжение постоянных занятий живописью и графикой, а с другой - попытка найти какие-то другие нюансы видения объемно-пространственных решений избранных им тем христианского миропонимания и духовности, ставшими «ценностным ориентиром» интеллектуального творчества разностороннего художника.

Керамические фантазии художника, связанные с библейскими образами и сюжетами, символично-метафоричны и образуют серии произведений малой скульптуры и камерных рельефов. Его многочисленные Рыбы, Черепахи, Ангелы и т.д., с легкой улыбкой понимания, как группы керамических предметов, иногда представляются мини-инсталляцией, или пространственным still liven, или даже пластическим хайке, напоминающих о самых значимых символах христианства.

Особая тема творчества в керамическом мире художника – ангелы. Ангел, вестник Создателя, наделенный знанием и чистотой, в композициях художника предстает в авторской рукотворной иконографии то с лестницей - символом связи неба и земли, то с колесом – знаком пути. Они бестелесны и аморфны, как некий слепок сгустка небесной плоти, но материальны и объемны, сохраняя след прикоснувшихся к ним рук художника. «Невещественный свет» умиротворенных ангелов художник обозначает белым ангобом, передавая мимику и жесты росписью марганцем своими особыми приемами кистевых «движков».

Иногда в работах художника отвлеченные евангельские изобразительные символы приобретают функциональную сущность декоративного. Линии, резаные еще по сырой глине импровизированных блюд (Рыба, Черепаха и др.) и фигурам малой пластики (Черепах, Носорог и др.) острым стеком, разделяют цветовые пятна эмали либо создают тонкую фактурную графическую сеточку, уравновешивая воздействие цвета. В этих произведениях, выполненных в древней японской технике раку, сочетающей при обжиге оксиды металлов, прозрачную глазурь, основной цвет терракоты подчеркивает игру геометрии резов и случайных затеков «акварельного» цвета, создающих некоторое впечатление внутреннего движения. Плоские светлые рельефы библейского повествования (Вавилонская башня, Вирсавия, Навохудоносор и др.), иногда с клеймами «триады триад» (Картинки забытого рая), с легким задымлением в этой технике «почти контурны», а точные линии, сохраняющие объемность резов поднятого пласта прорисованной глины с живописными градациями лепных мазков близки «художественному языку» Д. Манцу.

Светлана Шкляева